Договорная (докончальная) грамота Новгорода Великого с великим владимирским и тверским князем Ярославом Ярославичем.
[1264 г.]

Грамота на пергамене на одном листе. Подлинник. Устав. Почерк один. У нижнего края следы крепления печати. Из тверского великокняжеского архива.
Российский государственный архив древних актов. Ф. 135. Отд. I. Рубр. III. № 2. Л. 1.

После распада Древнерусского государства на самостоятельные княжества (сер. XII – первая пол. XIII вв.) Новгородская и Псковская земли добились определенной автономии. По сложившейся в них форме правления они справедливо отнесены к средневековым боярским республикам – городам-государствам, где важнейшие вопросы решались боярской верхушкой и утверждались на собрании лично свободных граждан – вече. Князья же лишь приглашались на службу всей Новгородской земле и выполняли свои обязанности на основе договора – ряда. Приведенный ниже отрывок иллюстрирует процедуру заключения такого договора между Новгородом и приглашенным на службу великим князем владимирским Ярославом Тверским.

В грамоте педантично перечислены обязанности князя – править по старине («из пошлины»), не назначать своих управляющих в новгородские волости и, уж тем более, их не раздавать. Князю запрещалось самовольное назначение новых налогов, вмешательство в управление новгородскими районами – концами, и многое другое. В знак выполнения этих обязательств князь приносил присягу Новгороду и всем новгородцам – целовал крест, обычно в соборе Святой Софии. За службу князю полагалось вознаграждение, которое обычно тоже строго регламентировалось. Это могли быть доходы с волостей, право на сбор таможенных пошлин в определенных местах, ежегодные подарки. С учетом того, что Новгород в XIII–XV вв. был одним из богатейших городов России, за право стать еще и новгородским князем, среди удельных князей велась подлинная борьба. C конца XIV в. новгородскими князьями преимущественно начали избираться московские князья из рода Ивана Калиты. В 1478 г. новгородские «вольности» были окончательно ликвидированы.

Процедура избрания князя и принесения им клятвы верности Великому Новгороду хорошо известна из летописания. Данная грамота интересна тем, что является первым подлинным документом, показывающим, как именно оформлялся договор между приглашенным новгородцами князем и самим Новгородом. Ценность этого документа прекрасно сознавали уже в XVIII веке – на подлинной грамоте видны следы подклеек, с помощью которых пытались сохранить внешний вид этого уникального памятника.
 

«На сем, княже, целуи хрест к всему Новугороду, на цем то целовали деди, и отци, и отец твои Ярослав. Новъгород ти держати в старине, по пошлине. Что волостии всех новгородьскых, того ти, княже, не держати своими мужи, нъ держати мужи новгородьскыми. А дар имати тобе от тех волостии.

А бес посадника тобе волостии не раздавати. А кому раздаял волости брат твои Александръ или Дмитрии с новгородци, тобе тех волостии без вины не лишати…»