Вы здесь

№ 65

Письмо генерала князя А.Д. Меншикова Петру I о раздорах в Запорожской Сечи, сражениях в Польше, о назначении награды полтавским казакам за взятие языков и о посланной табели состояния шведской пехоты

1709 г. апреля 14

Российский государственный архив древних актов

Ф. 9. Отд. II. Кн. 9. Л. 575–577. Подлинник. Подпись – автограф.

Опубликовано: ПиБ ПВ. Т. 9. Вып. 2. С. 810–812.

/л. 575/ Господин полковник.
 

Писание Вашей М[и]л[о]сти, от 9 дня сего месяца из Ставрова при от[ъ]езде вашем в надлежащей путь писанное[1], я получил здесь в Б[о]годухове, за которое Вашей М[и]л[о]сти моему всем[и]л[о]стивейшему г[о]с[у]д[а]рю зело благодарствую и прошу Всевысшаго, дабы даровал вас в назначенное место щастливым прибытием, что дай всем[и]л[о]стивый Б[о]же. Из оного ж вашего писания выразумел ваше повеление, чтоб запорожцам не вовсе верить и неусыпно б над ними смотрить, и того мы по должности чинить никогда не оставляем. И как прежде сего я Вашей М[и]л[о]сти об[ь]являл, так и н[ы]не доношу, что оставшияся на кошах кошевого выбрали нового, Петра Сорочинского; а понеже посланной наш, которой /л. 575 об./ с листом к ним послан, к нам не возвратился, и для того еще неимоверно, а как на тот лист от них получю ведомость, о том обстоятельно в доношении Вашу М[и]л[о]сть не оставлю. Оного Сорочинского зело похваля<ют>[2], которой уже и за уряд принялся и к тем, которые при Костке, указы посылает, чтоб шли к нему в Сечю, о чем имянно взятые в полон 20 ч[е]л[о]в[е]к сказывают, что те ево указы сами они видели, и многие де из них по тем ево указом хотят возвратитца к нашей стороне, а Костке и другим, которые той стороны держатца, говорят: для чего их туда запровадили? И непрестанные между ими бои. Что ж и о секретаре примасове изволили меня уведомить, и оного, как прибудет к нам, по указу вашему отправим немедленно. А что изволили в том же своем писании назначить, как мы армею в поле выведем, и о том доношу, что у нас здесь время зело бл[а]гопотребное, токмо трава не вовсе оказываетца, понеже по утрам отчасти бывает хладно, и признаваем, что еще н[е]д[е]ли 2 обождать, а конечно надеемся на Св[я]той н[е]д[е]ле вывесть. О здешнем поведении доношу, что у нас за помощию Вышняго во всем бл[а]гополучно и от неприятеля никакого действи<я> не слышат<ся>, /л. 576/ токмо в старых своих обретается квартирах. И на каждой день чрез посланные наши партеи получаем языков, как и третьяго дня по прибытии моем в Олшаны посланная партия в 30 ч[е]л[о]в[е]ках казаках, переправившись Ворсклу вплавь, взяли порутчика квартермистра и 15 рядовых драгун и салдат, чего и впредь по всякой возможности старатца и над неприятелем искать не оставим. Також и от Ифлянта вчерашняго ж дня у нас получены ведомости, что староста бобруйский, коштелян бреский[3] з другими сенатори в 16 шквадронах рейтарей и драгун да в 56 хоронгвах полских пришли к Ляховцам на Огинского, от которых принужден он, Агинской, уступать к Белогродку. И дал он ему, Ифлянту, знать, которой в 500 ч[е]л[о]в[е]ках командрованных поспешил к нему в сикурс и от Ляховцов до самой Белогородки шел он от них отводом. И был бой, на котором наши несколко побили да в полон взяли знамя и несколко ч[е]л[о]в[е]к из легулярных, да обоз ево, Огинского, которой прежде того у него взят, паки возвратили, також и другаго при нем захватили. С нашей стороны при том убито драгун 5, да ранено: /л. 576 об./ капитан 1, драгун 30 ч[е]л[о]в[е]к. А ежели б он, Ифлянт, под такой случай к нему, Огинскому, в сикурс не поспешил, то б весма он был снесен. Да с теми ж ведомостьми присланы к нам перенятые от Станислава к Щуке писма, с которых для известия посылаю копии[4]. И из он<ых> изволите сами пространнее выразуметь, что Сопега не во всем с Станиславом соглашаетца, на что известнее писано в Амбрукове писме. Да получил я ведомость, что котелвинские и прочих тамошних мест жители казаки збираютца и многие желают, чтоб им позволено было над неприятелем поиску искать и уже некоторых неприятелской стороны, а особливо которые ездили на охоту офицеры, побили. Да они ж говорят: как де лес закроетца, в то время надеются они всякого искать промыслу, на что я всюды розослал уневерсалы, чтоб з Б[о]жиею помощию шли и искали всякого поиску, обещая им за каждого рядового по 5 рублев и весь здобычь, от которых надеюсь, что оные праздны не будут. В каком состоянии неприятелская инфантерия обретаетца, и той при сем посылаю табель[5]. При сем же доношу, /л. 577/ что я ис Харкова прибыл сюда вчерашняго дня для мунстированья здешней инфантерии, которая в каком состоянии ныне обретаетца. И как все омунстирую, пришлю до Вашей М[и]л[о]сти табель. Толко оная, как я вижу, зело мундиром и одежею обносилась, да и жалованья на несколко м[е]с[я]цов с Москвы не прислано, також и полаток ни в котором полку нет. Того ради прошу Вашу М[и]л[о]сть: изволте от себя отписать к господину Стрешневу[6], чтоб денежную казну приказал присылать немедленно, и то писмо ко мне прислать, которое я от себя купно с своим к нему пошлю. [а]Засим здравие Вашей М[и]л[о]сти в сохранение Вышнему предаю[а].
 

Александр Меншиков

Из Богодухова, апреля
14 дня 1709 году

 

P. S. Каково писмо получил я от Его Превосходителства господина фелть маршалка Шереметева, писанное до Вашей М[и]л[о]сти, то при сем посылаю.

 


[а]-[а] Приписано более мелким почерком.

 

[1] В письме Петра I от 9 апреля 1709 г. из Таврова говорится о необходимости следить за действиями запорожцев. Кроме того, царь спрашивает, к какому времени генералитет сможет вывести в поле армию (ПиБ ПВ. Т. 9. Вып. 1. С. 143–144).

[2] В ответном письме от 21 апреля 1709 г. Петр также с похвалой отозвался о новом кошевом атамане (ПиБ ПВ. Т. 9. Вып. 1. С. 153).

[3] Возможно, Дунин-Раецкий, Кшиштоф Владислав (Dunin-Rajecki, Krzysztof Wladyslaw) (?–1710), брест-литовский каштелян (с 1701 г.).

[4] К письму приложены перехваченное письмо С. Лещинского к С. А. Щуке, а также письмо польного литовского гетмана Г.А. Огинского и сделанные им выписки (см.: РГАДА. Ф. 9. Отд. II. Кн. 9. Л. 562–562 об.).

[5] Вероятно, речь идет о «Табели всей швецкой пехоте» (РГАДА. Ф. 9. Отд. II. Кн. 10. Л. 576).

[6] Стрешнев, Тихон Никитич (1649–1719). Из семьи, состоявшей в родстве с царским домом. Был назначен дядькой к малолетнему Петру I. Боярин (1688 г.). В 1690-е гг. возглавлял ряд приказов (Сыскной, Конюшенный, Большого дворца, Судный дворцовый, Каменный). В 1689–1711 г. – глава Разрядного приказа. В 1708–1711 гг. – московский губернатор. С 1711 г. сенатор в чине тайного советника.